Классификация малых групп

Обилие малых групп в обществе пред­полагает их огромное разнообразие, и поэтому для целей исследований необ­ходима их классификация. Неоднознач­ность понятия малой группы породила и неоднозначность предлагае­мых классификаций. В принципе допустимы самые различные основания для классификации малых групп: группы различаются по време­ни их существования (долговременные и кратковременные), по сте­пени тесноты контакта между членами, по способу вхождения инди­вида и т.д. В настоящее время известно около пятидесяти различных оснований классификации. Целесообразно выбрать из них наиболее распространенные, каковыми являются три классификации: 1) деле­ние малых групп на «первичные» и «вторичные», 2) деление их на «формальные» и «неформальные», 3) деление на «группы членства» и «референтные группы». Как видно, каждая из этих трех классифика­ций задает некоторую дихотомию.

Деление малых групп на первичные и вторичные впервые было предложено Ч. Кули, который вначале дал просто описательное опре­деление первичной группы, назвав такие группы, как семья, группа друзей, группа ближайших соседей. Позднее Кули предложил опреде­ленный признак, который позволил бы определить существенную характеристику первичных групп ― непосредственность контактов. Но при выделении такого признака первичные группы стали отождеств­лять с малыми группами, и тогда классификация утратила свой смысл. Если признак малых групп ― их контактность, то нецелесообразно внутри них выделять еще какие-то особые группы, где специфичес­ким признаком будет эта самая контактность. Поэтому по традиции сохраняется деление на первичные и вторичные группы (вторичные в этом случае те, где нет непосредственных контактов, а для общения между членами используются различные «посредники» в виде средств связи, например), но по существу исследуются в дальнейшем именно первичные группы, так как только они удовлетворяют критерию ма­лой группы. Практического значения эта классификация в настоящее время не имеет.

Второе из исторически предложенных делений малых групп ― это деление их на формальные и неформальные. Впервые это деление было предложено Э. Мэйо при проведении им знаменитых Хоторнских эк­спериментов. Согласно Мэйо, формальная группа отличается тем, что в ней четко заданы все позиции ее членов, они предписаны группо­выми нормами. Соответственно в формальной группе также строго распределены и роли всех членов группы, в системе подчинения так называемой структуре власти: представление об отношениях по вер­тикали как отношениях, определенных системой ролей и статусов. Примером формальной группы является любая группа, созданная в условиях какой-то конкретной деятельности: рабочая бригада, школь­ный класс, спортивная команда и т.д. Внутри формальных групп Мэйо обнаружил еще и неформальные группы, которые складываются и возникают стихийно, где ни статусы, ни роли не предписаны, где заданной системы взаимоотношений по вертикали нет. Неформаль­ная группа может создаваться внутри формальной, когда, например, в школьном классе возникают группировки, состоящие из близких друзей, объединенных каким-то общим интересом; таким образом, внутри формальной группы переплетаются две структуры отношений. Но неформальная группа может возникать и сама по себе, не внутри формальной группы, а вне ее: люди, случайно объединившиеся для игр в волейбол где-нибудь на пляже, или более тесная компания дру­зей, принадлежащих к совершенно различным формальным группам, являются примерами таких неформальных групп. Иногда в рамках та­кой группы (скажем, в группе туристов, отправившихся в поход на один день), несмотря на ее неформальный характер, возникает со­вместная деятельность, и тогда группа приобретает некоторые черты формальной группы: вней выделяются определенные, хотя и крат­ковременные, позиции и роли. Практически было установлено, что вреальной действительности очень трудно вычленить строго формаль­ные и строго неформальные группы, особенно в тех случаях, когда неформальные группы возникали в рамках формальных.

Поэтому в социальной психологии родились предложения, сни­мающие эту дихотомию. С одной стороны, были введены понятия формальная и неформальная структуры группы (или структура фор­мальных и неформальных отношений), и различаться стали не груп­пы, а тип, характер отношений внутри них. В предложениях Мэйо содержался именно такой смысл, а перенесение определений «фор­мальная» и «неформальная» на характеристику групп было сделано достаточно произвольно. С другой стороны, было введено более ради­кальное различие понятий «группа» и «организация», что характерно для развития социальной психологии последних двадцати лет. Несмотря на обилие исследований по социальной психологии организаций, достаточно четкого разделения понятий «организация» и «формаль­ная группа» до сих пор не существует. В ряде случаев речь идет именно о том, что всякая формальная группа в отличие от неформальной обладает чертами организации.

Несмотря на некоторую нечеткость терминологии, обнаружение самого наличия двух структур в малых группах имело очень большое значение. Оно давало возможность использовать неформальную струк­туру отношений в интересах организации. В настоящее время имеется большое количество экспериментальных исследований, посвященных выявлению влияния определенного соотношения формальной и не­формальной структур группы на ее сплоченность, продуктивность и т.д. Особое значение проблема имеет при исследовании вопроса об управлении и руководстве группой.

Таким образом, и вторая из традиционно сложившихся класси­фикаций малых групп не может считаться строгой, хотя построенная на ее основе классификация структур является полезной для развития представлений о природе групп.

Третья классификация разводит так называемые группы членства и референтные группы. Она была введена Г. Хайменом, которому принадлежит открытие самого феномена «референтной группы». В эксперимен­тах Хаймена было показано, что часть членов определенных малых групп (в данном случае это были студенческие группы) разделяет нормы по­ведения, принятые отнюдь не в этой группе, а в какой-то иной, на которую они ориентируются. Такие группы, в которые индивиды не включены реально, но нормы которых они принимают, Хаймен назвал референтными группами. Еще более четко отличие этих групп от реаль­ных групп членства было отмечено в работах М. Шерифа, где понятие референтной группы было связано с «системой отсчета», которую ин­дивид употребляет для сравнения своего статуса со статусом других лиц. В дальнейшем Г. Келли, разрабатывая понятия референтных групп, вы­делил две их функции: сравнительную и нормативную, показав, что референтная группа нужна индивиду или как эталон для сравнения сво­его поведения с ней, или для нормативной оценки его.

В настоящее время в литературе встречается двоякое употребление термина «референтная группа»: иногда как группа, противостоящая группе членства, иногда как группа, возникающая внутри группы членства. Во втором случае референтная группа определяется как «зна­чимый круг общения», т.е. как круг лиц, выбранных из состава реаль­ной группы как особо значимых для индивида. При этом может воз­никнуть ситуация, когда нормы, принятые группой, становятся лич­но приемлемы для индивида лишь тогда, когда они приняты «значимым кругом общения», т.е. появляется еще как бы промежуточный ориен­тир, на который намерен равняться индивид. И такое толкование имеет определенное значение, но, по-видимому, в данном случае следует говорить не о «референтных группах», а о «референтности» как осо­бом свойстве отношений в группе, когда кто-то из ее членов выбира­ет в качестве точки отсчета для своего поведения и деятельности оп­ределенный круг лиц [Щедрина, 1979].

Деление на группы членства и референтные группы открывает ин­тересную перспективу для прикладных исследований, в частности в области изучения противоправного поведения подростков: выяснить вопрос, почему человек, включенный в такие группы членства, как школьный класс, спортивная команда, начинает вдруг ориентировать­ся не на те нормы, которые приняты в них, а на нормы совсем других групп, в которые он первоначально совсем не включен (каких-то со­мнительных элементов «с улицы»). Механизм воздействия референтной группы позволяет дать первичную интерпретацию этого факта: группа членства потеряла свою привлекательность для индивида, он сопостав­ляет свое поведение с другой группой. Конечно, это еще не ответ на вопрос: почему именно эта группа приобрела для него столь важное значение, а та группа его потеряла? По-видимому, вся проблематика референтных групп ждет еще своего дальнейшего развития, ибо пока все остается на уровне констатации того, какая группа является для индивида референтной, но не объяснения, почему именно ― она.


1149402671928049.html
1149441765122105.html
    PR.RU™